Людям, даже тем кто отплясывал Майдане с кастрюлями на голове, при всей объективной безнадежности любой ситуации, все равно хочется надеяться на хороший исход. Даже если больной приговорен, если раковые метастазы неотвратимо распространяются, стремительно поглощая еще недавно здоровый, цветущий организм, и врачи уже мысленно вынесли соответствующий приговор, родственники всегда надеются на какое-то чудо. Пытаются пользовать народные средства, обращаются к разнообразным "целителям", экстрасенсам и прочим работникам связи с потусторонними силами.

В последние два с лишним года Украина сделала все, чтобы превратиться в подобного безнадежного больного. Причем, по иронии Судьбы, довели ее до такого состояния те же самые "врачи", которые теперь лицемерно разводят руками и уже готовы подписать направление в морг. Два года назад они прописывали ей  тяжелые и легкие наркотики, после чего учили, как правильно переписать на себя свое имущество. Подсказывали, как правильно и здорово бросить работу и разругаться с ближайшими соседями. Как замечательно отрезать себе руку или ногу, или пустить самой себе кровь. А как же! Ведь кровопусканием издавна лечили, практически, все болезни.

И действительно - все поначалу было весело и здорово. Больной выполнял все рекомендации европейских эскулапов, несмотря на отваливающиеся части организма и кровоточащие раны в  некоторых других. Хотя, некоторые доктора уже давненько с известным скепсисом посматривали на пациента, который почему-то отчаянно рвался сам надеть белый халат доктора. Ну, или, на крайний случай - синюю робу санитара. Такая вот идея-фикс, ради которой положили "душу й тило". Если душа - "дело темное и исследованию не подлежит" (с), то "тило" - уже начало заметно подгнивать, и европейские доктора все чаще начали воротить носы. Сначала - незаметно и деликатно, а потом - уже и в-открытую.

А вчерашний голландский референдум - это просто официально оформленное заключение о прекращении лечения и отключении систем жизнеобеспечения нашего безнадежного больного. Как в каждой уважающей себя больничке - один врач не может вынести подобный приговор, обязательно собирается консилиум, или комиссия, или как там это называется правильно. Ну, своего рода - референдум, да. В-общем, предварительное заключение-то делает лечащий врач, остальные - в основном так, для кворума.

В нашем случае - больной (Украина) могла следить в прямом эфире за ходом этого консилиума, сильно переживая за результаты - отключат-не отключат кислород и аппарат искусственной вентиляции легких. Не понимая, или не желая понимать - что все документы уже давно подписаны и готовы для передачи в архив.

"Я часто был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший слепой, самозванец и гусекрад. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счёт общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Михаил Самуэлевич не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Всё!" (с) т. Бендер

Аминь.