"Листая старую тетрадь расстрелянного генерала..."- пел когда-то очень давно Игорь Тальков, в свою очередь расстрелянный в Петербурге прямо на пороге собственной гримерки. Но речь не о нем, а об образе "старой тетради" давно погибшего, на страницах которой - мысли человека, который вообще-то не собирался умирать, а строил планы и питал надежды. И даже считал их вполне реальными.

 

Накануне инаугурации нового американского президента мир замер в ожидании, словно перед финальным матчем Чемпионата мира по футболу. До последнего многие предвкушали, что старушенция Клинтон, а то и сам Обама что-нибудь этакое выкинет. Соберет на нью-йоркском майдане американских хомячков, затеет войну с Россией, или найдет на даче у Трампа наградной "кольт" с надписью по-русски "от ВВП. спасибо за службу". Ничего такого не произошло, даже когда  уходящей администрации буквально наглядно показали, на примере Гамбии, как красиво, а главное, почти законно, можно остаться в Белом доме, забив на какие-то там выборы.

 

Русские все еще страшно далеки от европейских ценностей. И удивительное дело - никак не стремятся к ним хотя бы приблизиться. Ювенальная юстиция фатально пробуксовывает, уроки сексуального воспитания в младших классах не проводятся, животных в зоопарках публично не режут, а в ресторанах мужики, как правило, за своих женщин платят из собственного кармана.

 

Вот этот веселый и улыбающийся чернокожий дядька на фотографии - президент Гамбии, Яйя Джамме. А ржет он, может статься, со своего коллеги, уходящего президента США, Барака Хусейновича Обамы. Что характерно, обоим остается (оставалась) пара дней до полного сложения президентских  полномочий и ухода на заслуженный отдых. Но если Обама, хвала великой Демократии, смирился со своим положением "очень хромой утки" и, в полном бессилиии, только пытается по-мелкому нагадить уже почти бывшим противникам, то его африканский коллега решил не заморачиваться подробностями той демократии.

 

"Весь мир - театр, а люди в нем - актеры" - говаривал в свое время Уильям наш Шекспир. Но ему и в голову не могло прийти, что через 400 лет эта его умозрительная сентенция может буквально воплотиться в жизнь.